• Улучшение стрессоустойчивасти у детей

    Август 17, 2016 Нет комментариев

    Проведенное с Екатериной повторное диагностирование и беседа в конце учебного года показали следующие результаты. Если при анкетировании по «Шкале жизненных событий, вызывающих стресс» в конце V класса девочкой было набрано 877 баллов, что соответствовало высокой степени воздействия стрессоров, то при повторном диагностировании была выявлена средняя степень их воздействия (200 баллов) (№29 в табл. 27, 28). То же самое можно сказать и по поводу сравнительного анализа индивидуальных показателей Екатерины Л. по опроснику «Воздействие стрессоров микросреды на подростка», данные которого свидетельствуют об успешности проделанной работы.

    Девочка выразила удовлетворенность результатами консультации. Ею стали применяться эффективные способы преодоления стресса-«По иск социальной поддержки», «Планомерное разрешение проблем». Классный руководитель отметил улучшение эмоционального состояния Екатерины Л. к концу эксперимента.

    В качестве второго примера опишем проделанную работу с Александром М., учащимся VI «Е» класса. Александр испытывал чувство психической напряженности при общении с учителями-предметниками, особенно ему «не нравилась англичанка», которая «кричала» на него и «ставила плохие отметки». При этом подросток испытывал злость и раздражение. Проблем же со сверстниками, как считал А. М., у него не было (друзья его «уважали»), У Александра была благополучная семейная ситуация (полная семья, работали оба родителя, имелась старшая сестра, жилищные условия были удовлетворительными).

    Во время беседы с классным руководителем выяснилось, что Александр на уроках был неусидчив, при получении плохой отметки спорил с учителями, переходя постепенно на повышенный тон. Особенно это стало заметно проявляться в последнее время, что было связано, по мнению классного руководителя, с подростковым возрастом. В классе в основном работали опытные учителя, проблем с которыми у Александра практически не было. Однако в этом году в группу, в которой учился мальчик, пришла молодая преподавательница, с которой у подростка сложились напряженные взаимоотношения. На ее уроках Александр вел себя демонстративно и вызывающе, пытаясь обратить на себя внимание. Сам подросток говорил о том, что во время конфликта с преподавателем английского языка испытывал на него злость. Подросток считал, что учится «средне», но хочет учиться лучше. После ссоры с преподавателем Александр «пробовал об этом не думать», «уменьшал значимость события» («Избегание», «Переоценка»), однако это не помогало, взаимоотношения оставались напряженными. На вопрос, что же нужно делать, чтобы взаимоотношения с учителем изменились в лучшую сторону, Александр ответил, что больше никогда не будет ссориться с преподавателем. Однако после обдумывания сказанного пришел к выводу о нереальности данного обещания. В дальнейшем подростку было предложено посещение факультатива по английскому языку для углубления своих знаний и развития заинтересованности предметом. Мы поддержали подростка в решении посетить занятия в тренинговой группе для отработки навыков общения. Однако мальчик отказался посещать «Социально-психологический тренинг» («там одни девчонки»), согласившись, однако, придти в литературный клуб («туда уже записался мой друг»). Проведение повторной диагностики выявило улучшение показателей. Это было связано и с тем обстоятельством, что для классного руководителя и учителя английского языка мы провели маленький педагогический консилиум, на котором была разработана программа психолого-педагогических воздействий и даны рекомендации относительно Александра М.

    Однако не все случаи работы с подростками были положительными. Так, у Инны Л. (заявленная проблема — ссора с подругой, неуверенность в себе) во время работы в тренинговой группе произошло событие, которое вызвало ухудшение ее эмоционального состояния (развод родителей, который сопровождался серьезными психотравмирующими обстоятельствами: частыми ссорами матери с отцом, дележом имущества, разменом квартиры). Девочка стала замкнутой, у нее снизилась успеваемость. После третьего занятия она отказалась работать в группе. Сама процедура развода родителей длилась достаточно долго и пришлась на конец учебного года. Таким образом, произощедшее психотравмирующее жизненное событие стало для Инны Л. стрессором сильного воздействия и переживалось ею как горе, что отразилось и на темпах нашей работы с ней.

    Однако подобного рода случаев при проведении формирующего этапа эксперимента было 5, что составило 15,62 % от общего числа испытуемых и не отразилось на общих показателях значимости проделанной работы. Следует отметить, что мы считаем возможным добиться положительных результатов в работе с пережившими психологическую травму подростками в соответсивии с разработанным планом по истечении некоторого времени.

    В связи с тем что комплексная программа по преодолению воздействия стрессоров подростками представляет собой алгоритм, при внедрении которого в жизнь выбор различных форм деятельности варьируется в зависимости от проблемы, стоящей перед конкретным подростком, достаточно трудно назвать какой-то усредненный временной показатель, характеризующий систему. В нашем случае целесообразно говорить о том, какое количество часов было затрачено на каждого подростка в отдельности. Однако если сложить время, затраченное на проведение формирующего этапа эксперимента, то получится следующая картина. Индивидуальная работа (беседа по плану, предложенному

    Дж. Сейфидж-Кренке) с подростками включая диагностику составила 96 часов; групповая работа: «Тренинг по факту агрессии со стороны сверстников» (1) — 6 часов, «Социально-психологический тренинг» (2)-20 часов, специальный курс «Учись учиться» (1)-8 часов, «Клуб любителей литературы» (1) — 16 часов; завершающая индивидуальная работа-64 часа. Таким образом, проведение формирующего этапа эксперимента (с диагностированием подростков и без учета работы по психологическому просвещению учителей и родителей) заняло 220 часов.

    Отдельно необходимо указать на реакции учащихся, участвовавших в эксперименте. Подростки с заинтересованностью отнеслись как к диагностическому, так и к формирующему этапам эксперимента, направленного на осознание воздействия стрессоров и способов их преодоления. Информация по итогам исследования вызывала у них живой интерес, а групповые занятия посещались ими с радостью и удовольствием.

    Комплексная программа по преодолению подростками воздействия стрессоров может быть использована для выявления учащихся, имеющих высокую степень воздействия осознаваемых стрессоров, а также для определения значимых для подростков факторов стресса, способов преодоления их воздействия. Это, в свою очередь, поможет сделать более целенаправленной и дифференцированной работу с учащимися, что позволит повысить веру подростка в собственные силы, изменить его отношение к учебе, помочь в выборе профессии, уменьшить количество конфликтов как со сверстниками, так с учителями и родителями, а также обрести смысл жизни, что является одной из самых актуальных проблем в сегодняшней общественной жизни.


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...