• СЛЕДИТЕ ЗА УЧЕБОЙ ВАШЕГО РЕБЕНКА

    Июль 17, 2016 Нет комментариев

    Что делать родителям, если их ребенок не успевает в школе? В первую очередь надо понять, что школьная неуспеваемость является очень неоднозначным симптомом. Например, существует огромная разница между лентяем, который просто не хочет учиться, и ребенком с замедленным усвоением учебного материала, который не может делать то, что от него требуют. Поэтому, прежде чем помогать ребенку, надо выяснить причину проблемы. Большинство местных управлений по делам школы имеют в своем штате школьных психологов, которые при необходимости проводят диагностические тесты. Родители, испытывающие проблемы со своими детьми, могут к ним обратиться и пройти тот или иной тест, чтобы специалист дал квалифицированную оценку. Если же местные управления не располагают такими бесплатными услугами, можно обратиться в частном порядке за консультацией к психологу.

    Как только причина проблемы становится известна, необходимо предпринимать шаги по ее устранению. Предложенные ниже варианты решений должны быть полезными.

    1. Помочь ребенку преодолеть трудности, возникающие при учебе, может репетитор. Некоторые дети не могут усвоить учебный материал, который им дают в классе, поскольку в классах слишком много отвлекающих факторов и слишком мало стимулов для усердной работы. Усвоение учебного материала заметно улучшается, если удается найти преподавателя для индивидуального обучения. И лучше всего найти терпеливого и умного учителя именно в школе.

    2. Убедитесь в том, что к концу второго класса ваш ребенок уже умеет читать. У меня нет сомнений в том, что чаще всего самооценка ребенка страдает именно из-за чтения, а не от каких-либо других школьных проблем. Причем страдает зря! Специалисты в области образования разработали множество методов, с помощью которых можно научить ребенка хорошо читать. Каждый ребенок, даже с самыми скромными способностями, может научиться читать, если его правильно учить. Однако, к сожалению, использование этих методик требует немало денег, и поэтому многие школы ими не пользуются. Поэтому обычный коллективный метод обучения со всеми его недостатками может оказаться единственным методом, который ваша школа предложит ребенку. В таком случае могу только снова порекомендовать обратиться к репетитору. Чтобы ваш ребенок был уверен в своих способностях и силах, очень важно научить его читать как можно раньше. И если школьные учителя не могут это сделать, должен помочь кто-нибудь другой.

    3. Если ваш ребенок обладает способностями к учебе, но упорно не желает их реализовать, я могу «поздравить» вас с самой большой проблемой обучения. Все наказания и уговоры заканчиваются еще одной «двойкой». Я перепробовал множество методов, пытаясь хоть как-то стимулировать этих способных лодырей, но в большинстве случаев ничего не добивался. Один из моих методов состоял в тщательно продуманном плане вознаграждения за успех. Однако «взятки» порождали лишь короткую вспышку энергии, за которой снова наступала апатия. В книге Не бойтесь наказывать принципы вознаграждения и принуждения обсуждаются довольно подробно, в том числе и применительно к лентяям. Родители ребенка, имеющего эту проблему, могут обратиться к моей книге.

    4. Нам необходимо обсудить вопрос о том, как нам поднять самооценку ребенка, имеющего замедленное восприятие. Нужно найти решение проблемы, потому что очень многие дети этим страдают. Коэффициент интеллекта американцев (IQ) в среднем составляет около 100. Примерно 50 процентов детей обладает коэффициентом выше 100 и 50 процентов — ниже этого показателя. Очевидно, что школьники, обладающие показателями ниже среднего, испытывают проблемы с успеваемостью и страдают от сомнений в своих силах и способностях. Тестируя детей на IQ, мы встречаемся с детьми, испытывающими в школе серьезные затруднения практически каждый день. Примерно 22 процента американских детей обладает IQ от 70 до 90, что свойственно детям с замедленным уровнем восприятия информации. Еще до того как они пойдут в первый класс, можно предсказать, что в большинстве случаев у этих детей разовьется неадекватное самовосприятие. Таким образом, от четверти до половины наших детей в конце концов начнет взрослую жизнь после двенадцати лет школы, ощущая себя круглыми дураками. И это чувство так или иначе останется у них на всю жизнь.

    Родителям, у которых дети имеют низкий IQ, я могу дать две рекомендации. Во-первых, нельзя настаивать на их успехах в учебе. В обществе, ориентированном на получение хорошего образова ния, этот совет может показаться странным. Тем не менее, когда вы требуете от человека того, что он никак не может достичь, его самооценка просто гибнет. Необходимо забыть о важности всего того, что ваш ребенок не в состоянии достичь при всем своем желании. И хотя родителям хочется, чтобы их ребенок закончил колледж, они не имеют ни малейшего права требовать от слабого в интеллектуальном отношении ребенка, чтобы он стал ученым. Если мой ребенок обладает IQ 85 и с трудом делает то, с чем остальные дети справляются запросто, я не имею права требовать от него успехов в учебе. Я должен развивать его сильные качества и как можно меньше говорить с ним о его недостатках. Есть в жизни вещи поважнее школьных успехов, и одна из них — адекватная самооценка. И если приходится выбирать между этими двумя факторами, я выбираю для своего ребенка здоровое чувство собственного достоинства.

    Вторая рекомендация родителям состоит в том, чтобы они не позволяли школе унижать их ребенка. Я не могу припомнить практически ни одного случая из своей практики, когда слабый в интеллектуальном отношении ребенок совсем бы не развивался в школе. Если махнуть на такого ребенка рукой, это породит в нем образ законченного неудачника и будет препятствовать его адекватному само — восприятию. К какому еще умозаключению он может прийти, кроме того что он безнадежный тупица? Все его друзья уже перешли во второй класс. А почему он не перешел? Вместо этого он остался на второй год, с детьми, которые младше его! Какую ненависть к самим себе породила школьная система оценок в сердцах своих жертв. Оставаясь на второй год, ребенок так и не начинает учиться лучше.

    В его учебе нет прогресса. Единственное, что в нем действительно меняется, когда он остается на второй год, так это — самовосприятие, резко падающее вниз.

    Родители должны помочь такому ребенку найти те сильные стороны своей личности, которыми он мог бы пользоваться как компенсаторами, а также изо всех сил внушать ему, что достоинство личности никоим образом не зависит от успехов в учебе.

    5. Родителям нужно понять также, что существует несколько разновидностей интеллекта, и не все они объективно измеряются тестами IQ. Ваш ребенок может обладать низкими показателями по IQ, но быть при этом талантливым механиком или обладать художественным типом мышления. Если вы сможете найти в нем ярко выраженные личностные черты, вы не только разовьете в нем адекватную самооценку, но и сможете использовать сильные стороны его личности, чтобы помочь ему усвоить главное из школьной программы.

    Роберт Штернберг, специалист в области образования, сотрудник Йельского университета, выделяет три типа учащихся. Первый тип — ученики с хорошей памятью и аналитическим складом ума; тестирование таких детей дает очень хорошие показатели. Ко второму типу относятся ученики с ярко выраженными творческими способностями, умеющие найти нестандартный путь к решению проблем, но показывающие средние результаты при стандартном тестировании. Третий тип — это «хорошие во всем, но не выдающиеся ни в чем». Такие дети ориентированы на практический жизненный опыт. Можно сказать, что их школой является улица.3

    Профессор Гарвардского университета Говард Гарднер выделяет семь разновидностей интеллекта. Лингвистический и математический интеллекты легко определяются по стандартным тестам IQ. Но, по его словам, есть люди, обладающие художественным, музыкальным и другими видами интеллекта.4 Эта теория в какой-то степени противоречит некоторым традиционным положениям педагогики. В журнале Родители по этому поводу сказано следующее.

    Теория д-ра Гарднера заставляет переосмыслить наше отношение к интеллекту и его развитию. Предложенная им теория пересматривает типы индивидуумов. Для д-ра Гарднера выдающийся врач ничуть не ценнее выдающегося танцора или поэта. Ребенок с развитыми аналитическими способностями ничуть не лучше того, кто умеет писать интересные рассказы или сочинять музыку. Эти люди просто разные по своим талантам, но одинаково ценны для общества, и им следует развивать свои способности.*

    Большинство школ по-прежнему ориентировано на лингвистические и математические способности. И это хорошо, поскольку именно эти способности остаются самыми востребованными в мире. К сожалению, некоторые школы из-за скудного бюджета вынуждены отказываться от художественных, музыкальных и спортивных программ, которые направлены на развитие других форм интеллекта. Независимо от того, что дает школа, родители должны находить и развивать в своих детях сильные личностные стороны. Конечно, нельзя при этом забывать и те дисциплины, в которых ребенок не силен. Важно, чтобы он хоть в чем-то добился успеха, какими бы ни были у него результаты тестов.

    Психологи Юлиус и Зельда Сигал говорят: «Научные исследования по проблемам интеллекта раскрыли важную истину — независимо от показателей тестов IQ каждый ребенок остается уникальной личностью со своими яркими особенностями, которые со временем могут раскрыться во всей своей красе».6

    6. Бывают случаи, когда смена школы или даже смена учителей в рамках одной школы идет ребенку на пользу. Работники образования всегда неохотно идут на это, но иногда этого следует добиваться. Школы сильно различаются по степени сложности программы. Некоторые расположены в районах, где проживают люди с высоким социально-экономическим статусом. Большинство учеников этих школ сильнее развиты в интеллектуальном плане, чем в среднем по стране. Это означает, что в таких школах коэффициент IQ будет колебаться от 115 до 120. И что происходит в такой школе с ребенком, обладающим средними способностями? Несмотря на то что в обыкновенной школе он не уступал бы своим сверстникам, здесь его уровень ниже, чем у остальных, процентов на 15. Даже успех в учебе «среднего» ученика в такой школе носит относительный характер. Он не спрашивает себя: «Добился ли я успеха? », а «Добился ли я успеха в сравнении с остальными?». Ребенок может так и вырасти с осознанием того, что он глуп, тогда как в менее конкурентной среде он мог бы стать едва ли не интеллектуальным лидером. Таким образом, если какой-либо ребенок явно отличается по успеваемости от одноклассников, проблему иногда можно решить, переведя его в школу, соответствующую его уровню.

    Разумеется, «проблемы учебы» — это очень обширная тема, и осмыслить ее в рамках небольшого раздела книги просто невозможно. Тем не менее следует обратить внимание на следующий совет: родители должны следить за успеваемостью своих детей и при необходимости вмешиваться. Цель родителей в том, чтобы максимальным образом использовать способности ребенка к учебе, не нанеся вред его самооценке.

    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

    Нуждаются ли дети с замедленным восприятием или умственно отсталые дети в оценке их способностей?

    Иногда мне очень хочется, чтобы они такой потребности не имели, но их нужды ничем не отличаются от нужд других людей. Когда я проходил практику в госпитале в городе Лантермане, штат Калифорния, меня поразило, что большинству умственно отсталых пациентов не хватало любви. Были моменты, когда стоило мне войти в детское отделение, как более сорока малышей бежали ко мне с криками «папа! папа! папа!». Они толкались, обхватывали мои ноги, стремились повиснуть на мне, и я делал немалые усилия, чтобы не упасть. Они не могли иначе выразить свою тоску по родительской любви в больнице, персонал которой относился к ним достаточно хорошо.

    Убедившись в том, что нужда в любви и ободрении присуща и больным детям, я стал сторонником идеи, в соответствии с которой умственно отсталым детям оказывается помощь в школе, но при этом их не определяют в специальные классы. Репутация «заторможенного», как они сами себя называют, для десятилетнего ребенка так же болезненна, как и для каждого из нас, если бы вдруг кто-то посчитал нас таковыми. В некоторых школах учеников заранее предупреждают о том, в какой помощи нуждаются их «заторможенные» одноклассники, выбирают или назначают нескольких учеников, которые могли бы оказать им ту или иную помощь.

    В мои детские годы в школах преподавалась «новая математика». Насколько я знаю, она отчасти преподается и сейчас. Каково ваше мнение о ней?

    Цель «новой математики» состояла в том, чтобы помочь детям понять суть математики, а не заставлять их механически заучивать правила. Я считаю, что это прекрасный метод для детей, обладающих абстрактным мышлением. К сожалению, около половины детей им не обладают. И эта половина школьников меня беспокоит до сих пор. Что мы делаем ради них? Со «старой математикой» они по крайней мере усваивали основные методы счета.

    Я ничего не имею против поддержки способных к математике учеников, но при этом нельзя забывать и о программах для тех учащихся, которые не обладают такими способностями.

    Какую роль в возникновении чувства уверенности у взрослых людей играет интеллект? Забывают ли взрослые те проблемы, от которых они страдали в школьные годы?

    Если помнить непреложную истину о том, что яблоко от яблони недалеко падает, мы, взрослые, являемся производными от нашего детства. Поэтому все то, что я сказал о самооценке детей, в равной степени применимо и к взрослым. Все мы являемся продуктами «образовательного конвейера», и практически никому из нас не удалось избежать брака. Во взрослой жизни уровень нашего интеллекта продолжает влиять на нашу самооценку. Д-р Ричард Герштейн, психолог из Гарвардского университета, еще несколько десятилетий назад предсказывал, что в Америке будут образованы касты, отличающиеся по IQ, принадлежность к которым определит карьеру и общественное положение людей, а следовательно, и их самооценку.

    К концу 80-х это предсказание сбылось. Тщательное и долгосрочное исследование положения дел в образовании, проведенное Чикагским университетом, показало, что сформированные к третьему классу школы «касты» остаются практически неизменными вплоть до одиннадцатого класса. В1989 г. в журнале Психология сегодня было написано:

    Образование в США сопровождается процессом отделения «одаренных» от «средних», «интеллектуалов» от «заторможенных». Так и хочется сказать: зерен от плевел. С раннего возраста детей сортируют (разделяют на группы по способностям), и от этого зависит характер их дальнейшего обучения. Те дети, которые успешно проходят тестирование, занимаются по программам, ориентированным на получение в дальнейшем престижной работы. Те же, кому не повезло в самом начале, занимаются по другим программам и от них успеха не ждут.7

    По мнению Бенджамина Блума, профессора Чикагского университета и специалиста по вопросам образования, школы убеждены в том, что не могут изменить способность ученика к учебе. Поэтому они видят свою задачу в том, чтобы «отсеивать плохих учеников и всячески поддерживать учеников, способных помочь им получить хорошее образование» . Журнал Психология сегодня приводит исследования профессора Стенфордского университета Генри Левина, показывающие, что, если ученика записывают в группу неспособных к учебе, это наносит непоправимый ущерб его самооценке. А поскольку содержание уроков и уровень преподаваемых материалов отличны для разных групп учащихся, качество школьного образования в целом снижается.8

    Не во всем согласный с этими исследованиями, я тоже утверждаю, что умственные способности будут играть все большую роль в самооценке человека. Нам необходимо поддерживать формирование у детей положительной самооценки, и эта поддержка, помимо всего прочего, состоит в том, чтобы не нанести вреда традиционной системе образования.

    Внимание!



    Загрузка...


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы:

    Загрузка...