• Радость секса и Библия

    Февраль 25, 2015 Нет комментариев

    Радость секса и БиблияУмели ли иудеи наслаждаться сексом? Неужели они не испытывали моментов яростной страсти? Или оргазмов? Разве в их мозгу не возникали сверкающие, разноцветные зрительные образы? Действительно ли они держали свою жизнь под контролем бесчисленных правил и установок в соответствии с той картиной, которую мы видим в Библии?

    Сам факт наличия в Библии регулирующих сексуальное поведение правил свидетельствует о том, что законникам было что запрещать. Существовали блудницы и неверные супруги, трансвеститы и любители онанизма, насильники и виновные в инцесте. Были и просто любовники, наслаждавшиеся своими половыми отношениями. Единственная часть Библии, которая рисует перед читателем яркую и полную картину этого наслаждения — это Песнь Песней Соломона, поэтическая книга о любви и любовниках.

    Название «Песнь Песней» означает «Лучшая из песен» или «Высшая из всех песен». Эта библейская книга представляет собой антологию (собрание) стихов об интимной, чувственной, страстной любви женщины и мужчины. Хотя она приписывается перу Соломона (а кому, как не царю, имевшему семьсот жен и триста наложниц, лучше знать о всех тайнах любви?), структура книги не отличается единством, что заставляет считать ее просто собранием разрозненных стихов. Более того, рассказчики — а книга состоит из монологов и хоров — не индивидуализированы. В Песни Песней встречаются самые разные географические названия, что дает основания считать книгу сборником.

    В книге не содержится никаких теологических рассуждений. Бог в ней даже не упоминается. Сексуальность в ней никак не осуждается. Иудейские книжники, включившие Песнь в библейский канон в конце I века н. э., рассматривали эти стихи как аллегорию божественной любви Ягве к народу Израиля. Позднее христианская церковь унаследовала от иудеев эту аллегорическую интерпретацию. Теперь Песнь Песней стала книгой о любви Христа к своей церкви. Некоторые современные ученые обнаружили сходство библейской лирики с сирийскими народными стихами, используемыми в свадебной церемонии; другие пытались доказать, что эти стихи были частью древних религиозных обрядов, связанных с умиранием и вое-

    кресением бога в культах плодородия. Существуют и те, которые пытаются проанализировать структуру сборника, доказывая, что это повествование о романе Соломона с деревенской девушкой. Однако какой бы интерпретации ни придерживался тот или иной исследователь, все они единодушно признают чувственный аспект стихотворений. Нельзя исключать неиудейское происхождение стихов; вполне возможно, что первоначально они были связаны с любовными отношениями языческих богов. Позднее эти стихи из мифов могли использоваться в свадебных церемониях, в данном случае, из-за обилия сельских реалий — на деревенских свадьбах.

    В стихах выражено взаимное восхищение формами тела прекрасных возлюбленных, а также описаны ласки, поцелуи и сам сексуальный акт. Тоска и желание, сексуальные образы и эротические выражения обоих партнеров — все нашло место в этом замечательном произведении. Она — не пассивный партнер, а он — не грубый мачо! Идеалы красоты не слиш — ком-то изменились за прошедшие столетия, однако любовный язык Песни Песней, созданной несколько тысячелетий назад, сильно отличается от тех описательных терминов, которые любовники применяют друг к другу сегодня. Если искушенный в сексуальных наслаждениях читатель сможет преодолеть временные, пространственные и семантические границы, отделяющие его от древних любовников, чьи речи запечатлены в Песни Песней, и приобщиться к их чувствам, он обнаружит, что эти стихи ничуть не устарели.

    Начальные слова выражают желание:

    Да лобзает он меня лобзанием уст своих!

    Ибо ласки твои лучше вина.

    От благовония мастей твоих имя твое, как разлитое миро.

    [1:1-2 и далее]

    Женщина выражает свои чувства с теплой интимностью: Мирровый пучок — возлюбленный мой у меня; у грудей моих пребывает.

    Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.

    [1:12-13]

    Енгедский источник находится на бесплодной, сухой и пустынной земле к северу от Мертвого моря. Начинающаяся от него река пробивает свой путь к морю, а на ее берегах, в узком ущелье между отвесными скалами, растет сочная, напоминающая папоротник трава. Можно спорить о том, какую именно часть тела имел в виду поэт, говоря о Енгедских виноградниках, однако наличие у него чувственного воображения отрицать не приходится.

    Женщина продолжает экстатическое восхваление своего любовника:

    Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мной — любовь.

    Подкрепите меня пирогами с изюмом, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.

    Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

    [2:4-6]

    В этом отрывке упоминаются пироги с изюмом — священная пища богинь плодородия в древнем Ханаане и Израиле.

    Вернувшись домой, женщина услышала, что ее любовник стоит под дверью. Он говорит:

    Отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя!

    Потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои — ночною влагою.

    Женщина размышляет вслух:

    Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его?

    Я вымыла ноги [половые органы?] мои; как же мне марать их? Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него

    Я встала, чтобы отпереть возлюбленному своему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.

    Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел.

    Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его, и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.

    [5:2-6]

    Восхищение, тоска, желание, раскаяние, чувство утраты все выражено в этих строках. Она искала его, но не могла найти. Стражники, обнаружившие ее бродящей по городу посреди ночи, избили ее и отобрали покрывало. Говоря ее словами, она «изнемогала от любви» к своему возлюбленному, который, по ее описанию, был блестящим и цветущим мужчиной, с

    черными волнистыми волосами, глазами голубки, щеками, подобными цветнику, губами, напоминающими источающие мирру лилии. Его тело было словно выточенным из камня, похожее на высокий и стройный ливанский кедр. Его речи были так сладки, что не желать его было нельзя. Он был и любовником и другом (5:10-16).

    Мужчина тоже был переполнен любовью к своей желанной. Описание ее красот наполнено сельскими реалиями. Ее взгляд из-под покрывала подобен мягкому взору голубки; ее темные, волнистые волосы напоминают стадо черных коз, спускающееся со склона горы; ее безупречные зубы так же белы, как только что вымытые ягнята; ее губы подобны алой ленте, а прекрасная шея, украшенная ожерельями из монет, напоминает увешанный щитами столп Давидов, сооруженный специально для оружия. Ее груди подобны двум детенышам серны. Она сама любовь; она само совершенство! Несмотря на то, что образ спускающегося с горы стада может показаться нам странным, у современников автора этих строк вид сходящего с одного из бесчисленных холмов Палестины стада черных коз вполне мог вызвать в воображении черную волну женских волос. Бедуинские женщины до сих пор носят тяжелые мониста, которые делают шею величественной.

    Мужчина, переполненный тоской по своей возлюбленной, пытается описать свои чувства. Ее любовь лучше вина, ее губы источают нектар, ее язык и рот подобны молоку и меду, а ее благоухание напоминает запах цветущего фруктового сада (4:10-15).

    Он описывает ее снова, на этот раз начиная с ног. Ее ступни в сандалиях изящны; изгиб ее бедер подобен изысканной статуе, сотворенной скульптором; ее округлый живот — как сосуд для вина; ее чрево — сноп пшеницы, увитый лилиями. Ее груди подобны двум сернам; шея похожа на статую из слоновой кости; нос — на обращенную к Дамаску башню; ее голова подобна горе Кармил. Юноша попал в плен ее ароматных локонов. Снова и снова он возвращается к ее грудям:

    Этот стан твой похож на пальму, и груди твои — на виноградные кисти.

    Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее;

    и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих как от яблоков;

    Уста твои как отличное вино.

    Оно течет прямо к другу моему.

    [7:1-9]

    Женщина может только воскликнуть: «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне!» (6:3). Она не мадонна на пьедестале и не блудница. Она — обычная женщина, выражающая свои сексуальные чувства к человеку, которого любит и желает.

    Песнь Песней играет важную роль в помощи тем, кто воспитан в строгих религиозных правилах, которые часто негативно относятся к человеческой сексуальности и чувственности. Прочитав этот текст, они обнаружат, что существует библейский прецедент следования своим чувствам в любовных взаимоотношениях. Основная идея этого сочинения — в том, что сексом можно наслаждаться, что секс создан для удовольствия и в библейские времена был такой же неотъемлемой и важной частью человеческой жизни, как и сегодня. Иными словами, библейские персонажи, на которых мы якобы должны равняться, тоже наслаждались половыми отношениями. Психотерапевты часто сталкиваются с ситуациями, в которых партнеры испытывают различного рода сексуальные затруднения только из-за полученного ими строгого религиозного воспитания, рассматривающего секс как нечто, чем люди не должны заниматься, разве что только для продолжения рода.

    Ей двадцать восемь лет, а ее мужу, процветающему врачу, — тридцать семь. Он представляет собой продукт семьи и церковной общины, с детства окруживших его принципами фундаменталистской библейской религии. В его семье было не принято открыто выражать любовь и нежность. Они поженились три года назад, и молодая супруга жалуется на неудовлетворенность половой жизнью. Ее муж возбуждается при виде ее, только если она надевает мини-юбку, черные чулки с поясом, черный кружевной бюстгальтер и трусики и туфли на высоком каблуке. При всем этом она должна быть еще и ярко накрашена. Однако ей хочется наслаждаться сексом, не переодеваясь в этот специфический наряд. Она пыталась одеваться в женственное белье, но ее муж в таких случаях обычно говорил: «Никогда больше этого не делай». Она говорит, что чувствует себя проституткой.

    Ее муж возвел ее на пьедестал, где она играет роль принадлежащей ему жены. Но заставить себя совершить с ней половой акт он может, только сделав ее «дурной женщиной», которая в его сознании ассоциируется именно с этим вызывающим нарядом. Он убежден в том, что «хорошие девочки этого не делают», и не может переспать с женой, пока она остается «хорошей девочкой». Несчастный продукт религиозного воспитания, он должен сначала заставить ее преобразиться в то, что, по его мнению, представляет собой «потаскушка», порочная девчонка, и именно с этой «другой женщиной» он может позволить себе половые отношения. Его пуританские воспитатели явно не познакомили его с текстом Песни Песней.

    Ей — пятьдесят три, ее мужу — пятьдесят пять. Они женаты уже тридцать лет, у них выросли дети, и их половая жизнь их всегда удовлетворяла, но инициатором был всегда он. Теперь, когда муж стал старше, ему для достижения эрекции нужна дополнительная стимуляция. Он попросил жену помочь ему в этом. Она ответила: «Я не могу», что на самом деле означает «Я не хочу», поскольку никаких физических препятствий к этому нет. В качестве консультанта психолога я посоветовал ей, лежа с ним в их уютной постели, начать ласкать его тело — не половые органы, а все тело: его грудь, плечи, живот, спину. «Я не могу, я просто не могу!», — запротестовала пожилая дама. Почему же? Потому что, воспитываясь в религиозной семье, она с молоком матери впитала убеждение в том, что «хорошие девочки этого не делают»; мужья могут делать с ними что угодно, но быть инициатором полового акта или выражать свои чувства женщина не имеет права. Эту женщину необходимо было перевоспитать. Песнь Песней помогла ей понять, что, по крайней мере, в одной из библейских книг «хорошие девочки делают это» и нет ничего «плохого» в том, чтобы дать мужчине понять, что ей нравится его любовное внимание и его тело и она с удовольствием поможет ему сделать их совместную половую жизнь счастливой.

    Один из наиболее ценных вкладов, которые библейская литература может внести в наше современное понимание человеческой сексуальности — это ясное заявление о том, что половое влечение и получаемое от самого акта удовольствие могут сопровождать человека до глубокой старости. По Библии, Моисей сохранил мужскую силу до ста двадцати лет; Авраам продолжал вести активную половую жизнь когда был еще старше. Это только сейчас стало доходить до тех, кто пытается судить о проблеме сексуальности и старения с религиозной точки зрения. Существует распространенное обывательское убеждение: после определенного возраста интерес к сексу и способность вести половую жизнь пропадают. Не так давно один молодой бизнесмен пожаловался друзьям, что в свои тридцать девять лет он с ужасом ожидает надвигающегося десятилетия, когда у его жены наступит климакс и ее интерес к половому акту резко снизится, а он будет слишком стар, чтобы быть хорошим любовником. Можно только улыбнуться и порадоваться тому, какой сюрприз его ожидает. Но его «ужасные ожидания» свидетельствуют: он абсолютно не знаком с исследованиями по проблеме связи старения с человеческой сексуальностью. Он остался на одном уровне с выпускниками университета Брандейса, которым в 1959 году предложили закончить фразу: «Секс для большинства старых людей.» Почти все написали: «абсолютно не нужен», или «.остался в прошлом», или «.не имеет значения». Таким образом, стало ясно: они убеждены в том, что старые люди «асексуальны»1.

    Исследования, проведенные Мастерсом и Джонсон, а также другими занимающимися проблемами секса учеными, демонстрируют нам ошибочность этих представлений и вред, который они могут нанести, если им свято верить. Ученые обнаружили, что пожилые люди могут быть сексуально активными и наслаждаться половой жизнью до девяноста лет. Основные проблемы этих пожилых мужчин и женщин — это неимение партнера, заставляющее их ограничить сексуальную активность мастурбацией, а также религиозные установки на то, что секс в старости, то есть секс чисто для удовольствия, порочен. Кроме того, жаргонные выражения типа «грязный старик» или «грязная старуха» содержат в себе указание на то, что половая жизнь в старости — это нечто нечистое и социально неприемлемое. Как гласит широко распространенное изречение, то, что в двадцать пять является доказательством мужской силы, в шестьдесят пять становится развратом. Эти негативные установки влияют на сознание тех, кто по религиозным или иным причинам не обладает достаточной раскованностью в вопросах человеческой сексуальности и половой жизни.

    Пожилые люди могут свято верить в правоту таких установок, и в этом — то и заключается основная проблема. Если пожилой человек убежден в том, что сексуальные импульсы в определенном возрасте угасают или что вести половую жизнь после, например сорока, не слишком-то хорошо, это может стать основой для самовнушения: от веры в собственную неспособность к половому акту до реальной импотенции путь весьма недолог. Или же такой человек может уклоняться от полового акта потому, что якобы не должен этим заниматься. Подавленное половое влечение в сочетании с чувством вины, которое человек испытывает из-за того, что ему по-прежнему хочется заниматься сексом, могут вызвать сильный стресс.

    Многие пожилые люди переезжают в общину или дом престарелых при своей церкви. Одна семейная пара, живущая в таком доме, попросила заменить две односпальные кровати в их комнате одной двуспальной. Они спали вместе в течение более чем пятидесяти лет совместной жизни и чувствовали себя неуютно в отдельных кроватях. Администрация, безошибочно усмотрев в этом желание и дальше сохранять интимность отношений, заявила им, что они слишком стары для такого поведения. В другом доме престарелых, принадлежащем другой конфессии, восьмидесятилетний мужчина и семидесятидевятилетняя женщина познакомились, полюбили друг друга и решили пожениться и жить вместе. Однако их повергли в настоящий шок: предложили проверить свои чувства, узнать друг друга получше и выждать еще год или два, поскольку они якобы действуют слишком импульсивно. «У кого есть этот год или два?» — посетовала женщина. Старики проигнорировали совет начальства и поженились немедленно. Воистину некоторые религиозные организации совершенно не разбираются в вопросах человеческой сексуальности.

    В главе, посвященной браку мая и декабря, мы уже обсуждали негативное отношение общества к этой проблеме. Иногда, узнавая о таком браке, люди недоверчиво поднимают брови или бросают понимающий косой взгляд, — мол, я-то знаю, что, если партнер старшего возраста, он не сможет быть на высоте в постели. Вот один пример: женщине только что исполнилось двадцать, а ее жениху было за шестьдесят. Ее бывший любовник позвонил ей перед свадьбой — пожелать счастья. В ходе разговора он спросил:

      · Но у вас. все. получается? · Все! — с улыбкой ответила невеста. · Но, — продолжал молодой человек, — разве он способен?. · Да, — прозвучало в ответ, — и гораздо лучше и чаще, чем кто-либо другой.

    Старение не влечет за собой психологических изменений, которые могут повлиять на сексуальность. Климакс, или менопауза, — это всего лишь окончание детородного периода. Для некоторых женщин это время становится началом эпохи величайшего сексуального наслаждения, когда не надо больше бояться беременности и пользоваться контрацептивами. С возрастом могут возникнуть некоторые изменения в функционировании влагалища, связанные с недостатком эстрогена. Это прежде всего трудности с увлажнением и утончение стенок, что может сделать некоторые сексуальные позиции менее приятными и увеличить риск возникновения инфекции или воспаления. Однако даже если половой акт стал болезненным, сексуальное желание и способность к половой жизни не оставят вас до глубокой старости.

    Что касается пожилого мужчины, не существует никаких психологических причин отказываться от сексуальной активности на девятом или даже на десятом десятке жизни. Как правило, время, необходимое для того, чтобы возбудиться, увеличивается, иногда эякуляция становится более слабой, а поток семени — тоньше; кроме того, яички могут уменьшиться в размере. Эти изменения, если они происходят, обычно незначительны и не выделяются из общего ряда физических изменений, связанных со старением. Самое серьезное препятствие для половой активности в старости — это вера в обывательские представления, могущие повлечь за собой развитие импотенции, а также отсутствие возможности вести половую жизнь. Сексуальные психологи обнаружили, что наиболее распространенной причиной мужской импотенции в любом возрасте является страх утратить эрекцию и быть недостаточно хорошим любовником. С другой стороны, те мужчины и женщины, которые ведут активную половую жизнь в течение всей жизни, как правило, не имеют никаких проблем с сексом в старости. Не уменьшается и удовольствие, которое они испытывают. Как выразился один мужчина, «это может продолжаться дольше, но остается таким же прекрасным, как и раньше!» Его партнерша произнесла фразу, которую можно сказать про алкогольный напиток: «Чем старше, тем лучше!» Молодая женщина, вышедшая замуж за пожилого человека, призналась, что больше не испытывает разочарования после полового акта и забыла о том, что такое преждевременное семяизвержение. «До того, как мой любимый входит в меня, я уже успеваю испытать несколько потрясающих оргазмов», — говорит она. Эти факты подтверждают популярное среди геронтологов убеждение: надо пользоваться своими возможностями, чтобы их не утратить. Радость секса не знает возрастных границ.

    Внимание!



    Загрузка...


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы:

    Загрузка...