• Прелюбодеяние в ветхом завете и Библия

    Февраль 09, 2015 Нет комментариев

    Прелюбодеяние в ветхом завете и БиблияСедьмая заповедь Декалога очень лаконична и конкретна: «Не прелюбодействуй» (Исх. 20:14; Втор. 5:18). Это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Нарушение ее каралось смертью, если партнеров удавалось застать. В книге Левит (20:10) сказано: «Если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего: да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка». Тот же самый закон повторяется и во Второзаконии (22:23 и далее), но в несколько более расширенной форме. Если обрученная девушка (которая приравнивалась к замужней женщине) вступала в связь с мужчиной в пределах города, обоих ждала смерть. Суть дела в том, что женщина в такой ситуации не могла заявить, что ее изнасиловали, поскольку в стенах города она имела возможность закричать и позвать на помощь. Если совокупление происходило где-нибудь в сельской местности, далеко от населенных пунктов, казнили только мужчину, поскольку признавалось, что это изнасилование.

    В тех законах и библейских сюжетах, где речь идет об изнасиловании — реальном или потенциальном — упор делается на то, что женщина является собственностью мужчины. Таким образом, прелюбодеяние — это кража принадлежащей другому собственности. То есть это не только преступление, но и моральный ущерб мужу или семье женщины, которые не смогли уберечь ее от позора. Даже если женщина не носила платья в пол недорого это не освобождает ее от ответственности.

    Одна из легенд Книги Бытия повествует о том, что Авраам представил

    Сарру как свою сестру, а не жену, в результате чего Сарра оказалась в постели царя Авимелеха. Перед их первым совокуплением Бог открыл царю, что Сарра — замужняя женщина. Царь пришел в ужас и обвинил Авраама в том, что тот чуть было не навлек «великий грех» на него и на его царство (Быт. 20:9). Прелюбодеяние было настолько серьезным преступлением, что, если в него был вовлечен царь, это грозило наказанием для всего народа, даже если царь был обманут и уверен в том, что женщина свободна.

    В той части саги об Иосифе, которая рассказывает о его молодости и пребывании в Египте, когда он был рабом в доме одного из евнухов фараона, Потифара (Быт. 39), рассказывается о том, как жена Потифара влюбилась в прекрасного юношу и стала склонять его к половой связи. «Иди и ложись со мной», — сказала она ему. Иосиф стал отказываться, ссылаясь на ее чувство здравого смысла и на то доверие, которое Потифар имел к нему. «Как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» — спросил он. Она продолжала давить на него и в один прекрасный день сорвала с него одежду и снова стала принуждать его «лечь с ней». Юноша убежал, оставив свое платье у нее. Рассерженная женщина обвинила его в изнасиловании (см. главу 16). В обеих легендах делается ударение на серьезность прелюбодеяния как нарушения божественной заповеди.

    Если мужчина начинал подозревать свою жену, считая, что она вступила в сексуальные отношения с кем-то еще, он имел право предпринять определенные действия (Числ. 5:11-28). Он должен был привести ее к жрецу вместе с приношением из ячменной муки. Происходившее далее является потрясающей смесью суеверий и магии. Священник развязывал или распускал волосы женщины — ритуал, смысл которого не вполне ясен, но который связан с погребальными обрядами. Он брал «святую воду» (либо благословленную воду, либо воду из какого-нибудь священного источника, или из священного водоема), наливал ее в горшок и смешивал с пылью, взятой с пола скинии (святилища). Ячмень, называвшийся «приношением воспоминания» или «приношением ревнования», женщина должна была держать в руках. Священник в свою очередь держал в руках смесь земли и воды, которая называлась «горькой водой, наводящей проклятие». После того как женщина давала клятву, не приведенную в библейском тексте, священник произносил магическую формулу:

    Если никто не переспал с тобою и ты не осквернилась и не изменила мужу своему, то невредима будешь от сей горькой воды, наводящей проклятие; но если ты изменила мужу твоему и осквернилась и если кто переспал с тобою кроме мужа твоего. да предаст тебя Господь проклятию и клятве в народе твоем, и да сделает Господь лоно твое опавшим [выкидыш?] и живот твой опухшим [беременность?]; и да пройдет вода сия, наводящая проклятие, во внутренность твою, чтобы опух живот твой и опало лоно твое. И скажет жена: аминь, аминь [да будет так].

    Затем священник записывал эти проклятия на табличке, омывал ее в горькой воде и заставлял женщину выпить эту воду. Он брал ячменную муку из ее рук и подносил к алтарю, сжигая некоторую часть. Затем он снова приносил воду женщине и заставлял выпить. Если женщина действительно совершила прелюбодеяние, то «горькая вода», чья мощь усилилась землей с пола скинии и чернилами, которыми были записаны проклятия, должна была вызвать у женщины боль, нежелательную беременность и выкидыш. Если же она была не виновна, она продолжала рожать детей своему мужу.

    Женщина считалась виновной, если ей не удавалось доказать свою верность мужу. Вся эта процедура — магическая формула, заколдованная вода и обряд — была разработана для того, чтобы запугать женщину, и окрашена в садистские тона. Текст позволяет сделать вывод, что жена целиком и полностью находилась под контролем своего мужа. У нее не было иного выхода, чем подчиниться и пройти через этот ритуал. Никакого обвинения мужу в том случае, если женщину признавали невиновной, не предъявлялось. Никто не пытался привлечь к ответственности и партнера женщины в том случае, если ее вина считалась доказанной. В этих библейских отрывках отчетливо видны примитивные магические представления. Земля с пола скинии, считавшаяся могущественной только потому, что она была взята с места, считавшегося священным, на самом деле была не чем иным, как обыкновенной грязью. Святая вода из священного источника, из самой скинии или благословленная священником, была всего лишь обыкновенной водой. Магическое заклинание, которое должно было заставить Бога изменить функционирование организма женщины, могло подействовать только в том случае, если она сама верила в его эффективность. Исследования примитивного колдовства и демонологии отчетливо продемонстрировали, что все это действует только на тех, кто верит в волшебство и сверхъестественную силу колдунов или жрецов. Очевидно, эти обряды были частью иудейской культуры в V веке до н. э., когда была записана эта часть Библии.

    Мудрец, наставлявший юношей в Книге Притчей, придерживался иной точки зрения:

    Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это.

    Побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится; потому что ревность — ярость мужа, и не пощадит он в день мщения, не примет никакого выкупа

    и не удовольствуется, сколько бы ты ни умножал даров.

    [Прит. 6:32-35]

    Здесь как раз основное внимание уделяется тому, что может случиться с мужчиной, если его застанут на месте преступления. Он не только столкнется с гневом разъяренного мужа — пострадает и его репутация. Поучения мудрых, как правило, имеют практическое, а не теологическое значение, за некоторыми исключениями. Сирах, чья школа расцвела во II веке до н. э., предупреждал своих учеников о том, как к ним будут относиться окружающие, если они позволят себе прелюбодеяние:

    Человек, который согрешает против своего ложа, говорит в душе своей: «Кто видит меня?»

    Вокруг меня тьма, и стены закрывают меня, и никто не видит меня: чего мне бояться?

    [Сир. 23:18]

    Сирах предупреждает, что Бог, чьи глаза «в сто раз ярче солнца», постигает скрытые действия смертных. Наказание может настичь посреди улицы, когда человек меньше всего этого ждет.

    По словам одного из авторов Книги Притчей,

    Таков путь и жены прелюбодейной; поела и обтерла рот свой и говорит: «Я ничего худого не сделала»,

    [Прит. 30:20]

    Очевидно, далеко не все, преступив данный Богом закон или установленную обществом этическую норму, чувствовали свою вину.

    Кроме того, Сирах осуждает женщину, которая оставила своего мужа и родила ребенка от чужеземца. Он отмечает, что она преступила божественный закон, смертельно оскорбила своего супруга, совершила прелюбодеяние и родила незаконного ребенка. Сирах был убежден в том, что ее дети никогда не станут взрослыми и не смогут завести семью, что память о ней будет проклята, а сама она предстанет перед судом (Сир. 23:22-27).

    Другой иудей, который, по некоторым сведениям, жил в Александрии Египетской в I веке до н. э., писал от имени мудрого царя Соломона. Его писания включены в католический и православный библейский канон под названием Книга Премудрости Соломона. Ни иудеи, ни протестанты этого текста не признают. Он учил:

    Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет.

    Если и будут они долгожизненны, но будут почитаться за ничто и поздняя старость их будет без почета.

    А если скоро умрут,

    не будут иметь надежды и в день Суда.

    [Прем. 3:16-18]

    Этот автор добавляет к осуждению прелюбодеяния два новых измерения: проклятие, которое падает на детей, рожденных от прелюбодейных отношений, и угроза того, что детям придется плохо в день всезавершающего Суда. Понятие о жизни после смерти и загробном суде возникло в иудаизме в конце персидского и начале греческого периодов (IV—II вв. до н. э.). Божьему суду подвергнутся и дети, которые не виноваты в прелюбодеянии родителей.

    Для пророков то, что иудеи так легко поддавались соблазну культов плодородия, было не только отступничеством, но и прелюбодеянием, ибо в представлении Осии, Иеремии и Иезекииля Израиль был «женой» Ягве (Ос. 2:2 и далее; 13,14; Иер. 23:14; 29:23). Пророки могли ссылаться на десять заповедей как на данные свыше правила поведения (Иер. 7:9-10), однако люди жили по своим собственным понятиям. Пророки были убеждены: неподчинение данному Богом закону может разгневать Ягве: он накажет Свой народ, наслав на него катастрофу. Нет ничего удивительного в том, что Иезекииль истолковал разрушение Иерусалима и вавилонский плен именно в этом контексте.

    Однако наказание, как общественное, так и божественное, далеко не всегда выносилось преступникам, по крайней мере, это часто было неочевидно. Удобное объяснение можно было найти и после события. Отношения Давида с Вирсавией начались с прелюбодеяния (2 Цар. 11). Царь увидел купание Вирсавии, позвал (приказал привести насильно?) ее во дворец, где и произошло совокупление. Когда он узнал, что она беременна, он заставил Вирсавию продолжать половую связь с мужем, чтобы в Давиде никто не заподозрил отца ребенка. Урия, муж Вирсавии, был законопослушным иудейским воином. Он верил наивному убеждению иудеев: связь с женщиной во время боевых действий может негативно повлиять на их исход; поэтому он спал в казармах, вместо того, чтобы проводить время с женой. Давид сделал так, чтобы Урию убили на поле брани, после чего женился на Вирсавии. Ребенок, рожденный от прелюбодеяния, был слабым и больным. Давид начал усиленно молиться и поститься, надеясь на то, что ему удастся уговорить Ягве сохранить жизнь младенцу. Когда ребенок умер, Давид немедленно вернулся к своему обычному поведению. Пророк Нафан истолковал смерть ребенка как Божий Суд и наказание за поведение Давида, за совершенные им убийство и прелюбодеяние. Следующим ребенком Давида и Вирсавии был Соломон, который унаследовал трон Давида.

    История Сусанны и старцев — это история ложного обвинения в прелюбодеянии. Она включена в католическую Библию как часть книги Даниила, однако в иудейской и протестантской версиях она отсутствует, как неканонический текст. Сусанна была женой высокопоставленного иудея, по имени Иоаким, дом которого был открыт для иудейской общины. Два старца захотели склонить Сусанну к прелюбодеянию. Они обвинили ее в измене мужу с неизвестным молодым человеком, с которым они якобы видели ее в саду Иоакима. Ее судили и приговорили к смерти. Когда ее вели на казнь, Даниил, который в это время был еще очень молод, пришел ей на помощь. Он опросил старцев по отдельности, нашел несоответствия в их рассказах, и Сусанна была оправдана.

    Смерть была общепринятым наказанием за прелюбодеяние. Царь Давид избежал гражданского суда. Божье наказание, которое якобы пало на него, на самом деле досталось его ребенку — плоду незаконной связи. Вирсавия тоже не подверглась никакому наказанию, возможно из-за положения Давида. Если бы Даниил не спас Сусанну, ее могли бы казнить, несмотря на ее невиновность, лишь на основании выдуманной двумя развратными старцами истории.


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы: