• Морализирующий Родитель

    Сентябрь 05, 2016 Нет комментариев

    Проявляет себя во время наших контактов гораздо чаще, чем мы можем это предположить. Мы живем в той части света, где поведение окружающих традиционно корректируется посредством критики и наказаний. Адресата же всегда ранят такие действия, и, по-видимому, именно по этой причине они столь памятны каждому из нас. В общем-то, совершенно необязательно выбиваться из накатанной колеи жизни, чтобы потом испытывать определенное беспокойство. Но если вы действительно апробировали

    предлагаемые игры, то скорее всего узнали о себе массу неприятных подробностей, о которых вроде бы лучше и не догадываться. С другой стороны, человеку не лишне знать, с чем он живет. Если мы и не осознаем этого, оно все равно продолжает существовать, влияя на наши эмоции и поступки. Внутренний Родитель стремится заставить нас жить по установленным правилам. Однако сам он пришел к ним разными путями и способами. Подчас для него не играет роли, что некоторые из его надежных и действенных рецептов заключают в себе противоречия. Ему это нисколько не мешает. Эгосостояние Родитель не имеет отношения к логике и рационализму. И только когда все эти «премудрости» Родителя доходят до Взрослого, или до нашего сознания, мы становимся способны разобраться в противоречиях, которые в них заключены. По меньшей мере, понять, что мы имеем и какова суть этого. Далее это уже не доставляет нам столь сильного беспокойства.

    Кроме того, наш Родитель консервативен и желает, чтобы мир оправдывал его ожидания, то есть оставался таким же, как в старые добрые времена. Пусть будет так, никаких новшеств! Он подобен тому ретрограду, для которого любая смена стереотипов и жизненных ритуалов просто убийственна.

    Во всем этом играет свою роль и наш эгоистичный, эгоцентричный, но вместе с тем такой беззащитный, пугливый и требующий к себе ласки и внимания Ребенок. Он не делает различий между хаосом и порядком. Однако весьма чувствителен к строгостям Родителя. Совсем как обычный ребенок, устрашенный родительским наказанием. В этом следует также искать одну из причин того, почему человек так хорошо помнит критические замечания в свой адрес. Критика всегда воспринимается болезненно. Она таит в себе угрозу для Ребенка (в том числе и ребенка с маленькой буквы), поскольку он боится потерять любовь Родителя. Вызывая сильную эмоциональную реакцию, критика, стало быть, оставляет более глубокий след в памяти, нежели похвала. Для Ребенка в ней содержится ясное сообщение о том, что если он не станет делать того и этого или, напротив, станет делать не то, что следует, его не будет любить Родитель, а впоследствии и другие люди. Ибо он плохой. Соответственно этому и сложится его жизнь.

    Один из часто используемых личностных механизмов защиты против подобного рода тревог и страхов состоит в нахождении виновника. Или, по меньшей мере, совиновника, того, кто разделит с нами бремя ответственности в сложившейся ситуации. В ходе предыдущего повествования мы в какой-то степени сами продемонстрировали вам это посредством критики системы школьного образования. Она была по — своему уродливой, но устраивала нас в качестве иллюстративного материала. (У нашей школьной системы находились критики и похуже.) С другой стороны, мы дали вам наглядный пример того, как, будучи поданными в определенном контексте, характерные особенности отдельного объекта нашего интереса возможно интерпретировать таким образом, что, как говорится, это даже свиньи не стали бы есть. Мы показали, как можно видеть все исключительно в черном свете. И одновременно продемонстрировали механизм поисков виновного. Кроме того, некоторым читателям, сыгравшим в игры, предшествующие рассказу о чешской школе, мы помогли отчасти отвести душу. Да, в детстве вам говорили, что вы, мол, ни на что не способны, несносны. Но дело тут не столько в вас самих, сколько в плохой школе, вот и в книге об этом пишут. Что тут поделаешь, если так не повезло с педагогами! И за спиной чуть ли не вырастают крылышки.

    Хотя это и надежно действующий прием, однако долго с его помощью не продержишься. Через некоторое время появятся сомнения, какой, собственно, прок в том, что во многих ваших бедах повинны школьные педагоги или какие-либо другие воспитатели, если беды ваши как были, так и остаются. И тут в вас зародятся мысли об отмщении — или, скажем, о справедливом возмездии. Если вы ополчитесь на учительство либо на партнера по браку, его родителей, подчиненных, начальников, посчитав их виновниками всех бед и своего разочарования в жизни, то в самом деле кончите хуже некуда, относясь к упомянутым лицам в соответствии с убеждением в том, что они являются потенциальными творцами ваших неудач. Мы преподнесли вам это выше в форме невинного варианта описанной трансактным анализом игры «Это ужасно, не правда ли?» (ведь между тюрьмой и школой нет, собственно, почти никакой разницы. Бедные несчастные дети!). Общественная эабава подобного рода может даже объединять людей, когда, например, двое и более индивидов в унисон твердят друг другу о том, как плохо устроен наш мир, причем всегда чувствуется, как удовлетворены они тем, что сумели устоять в этом кошмарном мире. Могло быть и хуже, не так ли?

    В дозированном объеме и, особенно, если критикуются инстанции, в настоящее время не имеющие прямого касательства к нашей жизни, такие развлечения носят в целом безобидный характер. В плохую систему школьного образования не возбраняется играть и с самими учителями. Чтобы избежать страха, который может посеять в их душах эта игра, последние убедят себя в том, что описанные методы воспитания не имеют к ним никакого отношения, что, мол, практикует их одна не слишком-то симпатичная коллега из соседнего класса. Какие же они все-таки молодцы, что, работая в этой ужасной школьной системе, не только сумели сохранить здравый рассудок, но еще и сопротивляются всей этой школьной рутине, реализуя свои прогрессивные методы. Так что они, можно сказать, почти герои. Рассматриваемые игры ненадолго притупляют остроту чувства вины или комплекса неполноценности. В конце концов придание себе веса за счет оговаривания других заводит в тупик. Обвиняя посторонних, вы наилучшим образом сохраняете свои проблемы. Бессмысленно считать себя жертвой ограниченности лиц, оказывавших на вас влияние в детстве. К тому же они действовали без злого умысла. Просто делали, что умели. Наши воспитатели жили с теми же тревогами и страхами, которые ныне одолевают нас с вами. Страх перед жизнью — универсальное человеческое ощущение.

    Внимание!



    Загрузка...


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы:

    Загрузка...