• Как поступают родители!

    Сентябрь 04, 2016 Нет комментариев

    Снова устройтесь поудобнее, заранее приготовив бумагу и карандаш. Вопросы сформулируем несколько иначе:

    1. Как родители вели себя по отношению друг к другу, ко мне, к членам семьи?

    2. Как они относились к другим людям?

    3. Каким было их поведение по отношению к учреждениям и организациям?

    4. Как они зарабатывали и тратили деньги? Во что они предпочитали их вкладывать?

    При желании можете вновь пополнить список собственными вопросами, А потом сыграйте по новому кругу, спрашивая себя, как в вашем детстве поступали посторонние люди, бывшие для вас авторитетами.

    Ну и дела творятся на белом свете, не правда ли? Еще и теперь вы испытываете неприятные ощущения в связи с тем, что говорилось взрослыми одно, а делалось другое. Но всего этого следовало ожидать. Таков один из парадоксальных моментов, доставшихся нам в наследство от ближайших предков. Что же все-таки принять за истину? Как на самом деле следует себя вести? Согласно тому, что утверждалось взрослыми на словах, или же надлежит руководствоваться тем, как они поступали в действительности? По-видимому, ничего не остается, нежели придерживаться собственной линии поведения, конечно, принимая во внимание тот факт, что нередко душевный разлад может объясняться рецидивами полученного воспитания и заключенными в них противоречиями. Мы носим их в себе и должны научиться жить с ними. Следует, однако, подчеркнуть, что они — наши постоянные спутники.

    Начиная, как говорится, со времен Адама, в истории человечества существовали любезные воспитатели, стремившиеся воздействовать на опекаемых чад любовью и лаской. Возьмем, к примеру, поведение любящих матерей или, в частности, взгляды на воспитание Я. А. Коменского. Вместе с тем в некоторых обществах либерально настроенные педагоги приобрели известность не столько благодаря тому, что их принципы реализовывались на практике, сколько посредством частого цитирования их мыслей. К авторитетному мнению таких воспитателей прибегают в различных торжественных речах и диссертационных работах. На этом, как правило, все и заканчивается. Реальная система воспитания, особенно если говорить об узаконенных нормах, может быть почти не отмечена их идеями. И хотя из этого вовсе не следует, будто в подобного рода официальных педагогических системах не могут существовать ласковые учительницы и учителя, однако они возникают в них как бы сами по себе, не благодаря системе, а иногда даже вопреки ей.

    Если уж в свое время мы придумали визит марсианина, так давайте на нем и остановимся. Представьте себе, что он очутился на Земле без какой-либо информации о здешних нравах. И, скажем, для краткого знакомства с нею в его распоряжении но более часа. Марсианин желает посетить, по меньшей мере; два места. По странному стечению обстоятельств он наведывается в тюрьму, а затем в школу.

    С чем же он сталкивается в тюрьме? Когда в помещение (камеру) заходит некто (тюремный надзиратель, о чем наш марсианин не подозревает), все присутствующие встают, вытянув руки по швам, а один из них подходит к вошедшему и рапортует, докладывая о том, сколько лиц в настоящий момент присутствует и так далее. После рапорта вошедший командует «Вольно!», люди с его разрешения садятся на свои места и затем получают какие-то инструкции. Нашему наблюдателю представляются странными две вещи — во-первых, вошедший одет иначе, нежели прочие присутствующие; во-вторых, он явно занимает вышестоящее положение, поскольку другие люди слушаются его.

    Потом марсианин заглядывает в школу. В помещении (классе) он опять видит группу людей. Вскоре появляется новый человек. И происходит уже знакомый ему ритуал. Присутствующие встают навытяжку, один из них выходит и докладывает. Потом все получают разрешение сесть и далее действуют согласно инструкциям того, кто вошел последним. Марсианина удивляет то же, что и прежде — разный стиль одежды и явная подчиненность присутствующих вошедшему. Если бы все это происходило 28 марта, то вместо инструкций школьники для начала могли бы услышать от учителя либо по радио торжественную речь по случаю дня рождения всемирно известного чешского педагога Яна Амоса Коменского. А затем перешли бы к обучению. Разумеется, тут мало общего с принципами воспитания, которые проповедовал упомянутый выше педагог. Если бы марсианин мог понять смысл таких речей и был бы способен оценить суть последующих событий, он наверняка поразился бы. Вероятно, существующее противоречие между словесным выражением того, что именно надлежит делать, и реальным воплощением услышанного просто не уместилось бы в его голове (или в той части тела, которую марсиане используют для мыслительного процесса). Краткий визит на Землю, по-видимому, утвердил бы его во мнении, что наиболее характерен для поведения высших млекопитающих на данной планете некий повсеместно проводящийся ритуал рапортов и подчинения вышестоящему.

    Вернемся, однако, к противоречию, которое, допустим, установлено марсианином. Речь вдет, в сущности, о том же, что проявилось в предыдущих играх. Данный парадокс со всеми синими вариантами называется двойной связью. Это может быть сообщение, которое заключает в себе и пожелание, и данрот чего-либо, другими словами — предполагает выполнение двух совершенно противоположных вещей. Может быть и гпкля ситуация, когда исходящая от кого-либо четко выраженная инструкция напрямую противоречит тому, что необходимо глодать для ее осуществления. Подобные противоречия, к примеру, нетрудно заметить при сравнении высказываемого с невербальным сопровождением (то есть с тем, как человек выглядит, в какой позе стоит, каковы его жесты, мимика, тон И манеры в то время, когда он говорит). Иносказательно это можно было бы охарактеризовать так: «Мягко стелет, да жестко спать»*

    Не лучше обстоит дело и в той ситуации, когда, поступая в * мотвстствии с полученными инструкциями, мы заслуживаем наказания. В сфере человеческих коммуникаций парадоксы lit тречаются на каждом шагу. Согласно некоторым теориям, подкрепленным серьезными исследованиями, перед столь грубыми коммуникативными приемами особенно беспомощны маленькие дети. Они не могут взять в толк, что им все-таки делать, и боятся, что в любом случае совершат ошибку. По мнению некоторых ученых, именно противоречивость сообщаемого ребенку в раннем возрасте служит причиной возникновения тяжелейшего психического заболевания — шизофрении. Неудивительно, что от всего этого даже у марсианина •’олова пойдет кругом. Следующее псевдодостижение нашего I I или коммуникации, чем грешат не только в педагогической среде, заключается в ориентации на выявление и пресечение плохого в человеке. В этом есть свое рациональное зерно — на то оно и воспитание, чтобы наставлять на путь истинный. А как иначе добиться успеха, если не посредством искоренения ила/ Посему необходимо привлекать внимание всех и каждого к тому, что не соответствует и противоречит принятым нормам. L-сли это не возымеет действия с первого раза, следует ШИнн» и более выразительно указать на существующие недостатки. Ибо лишь став лучше, можно достичь счастья — об •том можно прочесть и в литературе по самовоспитанию и Нгмхогигнсне. Главное, иметь желание и мобилизовать волю.

    11м повредит делу и определенная (лучше — значительная) доли самоотречения от чего-либо. Все-таки человек должен умить себе приказывать и запрещать. Вот только есть тут одно «Мои. Как заметил еще Платон две с половиной тысячи лет назад, наше подсознательное иррационально и не способно конструктивно обработать разного рода приказания и запреты. Оно даже «слышит» их совершенно иначе. Сферой подсознательного или бессознательного приказы, запреты и призывы к самоотречению воспринимаются как сигнал об угрозе, которую таит в себе мир со своими искушениями. Наверное, каждый человек в своей жизни пытался стать лучше посредством мобилизации силы воли. Мы знаем, чем это кончается. Отмена собственных запретов либо приказаний стоила нам огромных усилий, и когда, собственно, закономерно это удавалось, мы чувствовали себя прескверно. Мы испытали массу переживаний по поводу того, что несносны, ни на что не годны, наверняка плохо кончим, и вообще ничего с этим не поделаешь.

    Однажды мы осуществили довольно-таки масштабное анкетирование. Самым разным лицам было предложено ответить на вопрос: какую примерно часть из проведенного в школе времени самый большой мерзавец их класса нарушал школьный режим? Предположения колебались в пределах 10- 20 %. Так что, собственно, за то, что некий индивид вел себя в объеме 80—90 % времени согласно установленным правилам, он заслужил долголетнюю славу отъявленного негодяя. Не стоит и сомневаться, что никто никогда не похвалил его за благонравие.

    Все мы настолько привержены стереотипу ориентации на ошибки, изъяны и недостатки, что даже память наша функционирует в этом смысле избирательно, и плохое мы помним с ослиным упрямством, причем не только в отношении к другим, но и к самим себе. Об этом свидетельствуют и ваши записи, сделанные во время предшествующих игр. Оттуда можно целыми пригоршнями черпать порицания, поучения и запреты. Их там куда больше, чем функционально значимых для жизни рекомендаций. Было ли так на самом деле или нас просто подвела память?

    Ответить на заданный вопрос может помочь эксперимент, проведенный вами на детях. Речь должна идти о собственном чаде либо о таком ребенке, с семьей которого и с ним самим вы хорошо знакомы. Он должен быть в том возрасте, когда дети по меньшей мере связно выражают свои мысли. Чем младше будет испытуемый, тем лучше. Поэтому, если есть из кого выбирать, остановите свой выбор на ребенке помладше. Задайте ему те же вопросы, на которые отвечали сами в ходе предыдущей игры. Формулировки адаптируйте в соответствии с возрастом ребенка. Например, что он чаще всего слышал от мамы, папы, бабушки и т. д. В случае со школьниками можно добавить учителя.

    Ответы испытуемого нередко шокируют проводящего эксперимент взрослого, особенно если последний является одним из родителей ребенка. С собственными детьми мы можем с ыграть еще в одну очень простую, но поучительную игру с целью уяснения того, что именно мы им говорим, или, скорее, как они воспринимают сказанное. К примеру, во время воскресного обеда предложите поменяться с ними ролями. Мол, родители будут вести себя как дети, а дети как бы станут родителями. Ситуацию в рамках данного эксперимента можно варьировать. Интересна игра на проверку домашнего задания. И тогда — о Боже! Неужто и в самом деле мы говорим такие страшные вещи? Нет, это не может быть правдой! Откуда ребенок это принес? Ведь мы любим его, готовы ради него на псе! Хвалим, когда он заслуживает этого, подбадриваем. Мы — сама вежливость. Конечно, бывало и так, что мы испытывали вполне оправданный, справедливый гнев. Но кто из нас не сердился, когда для этого имелись веские основания?

    В качестве испытуемого лица может выступать не только ребенок. Наиболее мужественные индивиды могут «снять показания» со своего партнера по браку. В частности, поинтересоваться у него, что он чаще всего от вас слышит. Тут, конечно, нужно действовать крайне осмотрительно, чтобы это не превратилось в игру с огнем, приведя к бессонным ночам или супружеской ссоре. Кто не причисляет себя к любителям подобных вещей, пусть взвесит все «за» и «против». Возможно, он услышит о себе ужасные вещи. Фраза типа «Ты только и делаешь, что оскорбляешь меня!», которую ваш спутник жизни произносит нередко по собственной инициативе, будет выглядеть в общем списке одной из самых безобидных.


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...