• Как ладить с родителем, будучи родителем

    Сентябрь 14, 2016 Один комментарий

    kak-ladit-s-roditelem-buduchi-roditelemДЛЯ НАЧАЛА приведем диалог между недовольным отцом и сыном.

    Отец. Скажи, пожалуйста, на что ты надеешься, имея тройки по чешскому. Ведь ты никуда не поступишь. С такими оценками тебя даже в землекопы не возьмут. Останется одно: лодырничать да жить на пособие. Только не думай, что мне будет до этого дело. Я тебе доставать каштаны из огня не собираюсь. (О грозящем пальце моралиста Родителя в родителе не стоило, видимо, даже упоминать. Да, родитель, верный традициям своего Родителя, сообщает ребенку о том, что все это весьма и весьма плохо кончится. Но у отца есть еще и внутренний Ребенок. Под шум родительских нотаций это чадо выпрашивает похвалу и признание за все то, что делается ради потомка. Присутствует тут и определенная доля страха. Наконец, Ребенок дает понять, что в случае, если желания Родителя пе будут удовлетворены, он не будет играть с потомком.)

    С ы и (молчит, смотрит в пол). (Ребенок, загнанный в угол, утратил дар речи.)

    Отец. Что стоишь, как дебил? Будь так любезен, ответь мне! Или тебя не интересует, что с тобой будет дальше? (В тоне Родителя улавливается страх Ребенка в родителе.)

    С ын.. Меня… Мне не нравится этот анализ предложения… (Ребенок боится.)

    Отец. Не нравится?! С ума можно сойти! Ему, видите ли, не нравится! Это может не нравиться только мне. А тебе < летовало бы как-то исправить положение, что-то предпринять. Говорить, будто тебе чего-то не нравится, очень удобно, «к» это проблемы не решает. Твое будущее — вот что главное, и оно видится мне в мрачных красках. В самых мрачных. Ведь речь идет не просто о том, что у тебя плохие оценки. Гораздо важнее твое отношение к жизни. А это — какая-то смесь равнодушия и безалаберности. У тебя нет никаких интересов, достойных упоминания. (Это классические Родительские упреки, согласно которым адресат не только глуп, но и ленив — одним словом, плох; стало быть, как иначе он может кончить, нежели плохо. Не будем заблуждаться относительно конструктивности предложений насчет того, что необходимо предпринять какие-то шаги. Все это лишь составная часть пропесочи — вания. Тут нет ни малейшего намека на конкретный выход из ситуации. В данном случае с отцом немного поиграл его Ребенок, поскольку вся ответственность за решение проблемы однозначно перекладывается на сына. Это парадоксально, потому что в то же время отцом на одном дыхании сообщается, насколько важно ему то, чтобы сын плохо не кончил и не пришлось бы за него таскать из огня горячие каштаны.)

    Сын. Я пересдам. Я все выучу. К тому же мы будем выполнять стилистические задания, а по ним у меня всегда пятерки, в крайнем случае четверки. У меня точно не будет тройки по чешскому. (Сын принимает предложение отца и по-Взрослому предлагает выход из создавшегося положения.)

    Отец. В этом весь ты, сначала запустишь, а потом обещаешь исправиться. Но поезд ушел Давно ушел. Теперь не так просто все исправить. Не говоря уже о том, что если однажды прослывешь в школе троечником, так это потянется за тобой до самого аттестата. Если вообще таких допускают к госэкза — менам, в чем я очень сомневаюсь. (Вот вам и игра «Все рухнуло, все мои надежды…» в парном исполнении.)

    Сын. Честное слово, я все исправлю. (Сын продолжает оставаться на позициях Взрослого.)

    Отец. Исправлю, исправлю! Сколько раз тебе повторять, что речь идет не о каких-то там исправлениях, а об отношении к самой жизни. Сплошь да рядом равнодушие и безалаберность. Тебе на все наплевать. Просто кошмар какой-то! Ну разве не стыдно?!(Продолжение игры «Все рухнуло…»)

    С ы н. Но я действительно все исправлю.

    Отец. Прошу тебя, как ты собираешься это сделать? Ведь эта учительница черт знает что о тебе думает! За пару ошибок ставит тройку. Она сознательно тебя третирует. Это все от того, что мы с самого начала не симпатизируем друг другу. (Перенос вины, а также перемещение агрессии с сына на учительницу. Проще простого найти того, кто всего более притесняет ребенка в настоящий момент.)

    С ы н. Но у меня действительно этот анализ предложения не слишком хорошо идет. Я все выучу и попрошу о пересдаче. (Сын опять в роли Взрослого, спокойно защищает статус учительницы и предлагает конструктивное решение.)

    Отец. Попрошу о пересдаче!.. Это бессмысленно, она к тебе пристрастна. Бог весть, какие счеты она с тобой сводит. Малейшая власть развращает. В школе все то же, что и в политике. Чем меньше власти, тем больше беззакония. Таким училкам ничем не угодишь. Она все равно будет душить тебя, чтобы показать, кто в классе хозяин. (Родительские упреки распространяются на грехи более широкого круга лиц — плохи не только сын и учителя, но и политики.)

    Сын. За стилистические задания я почти всегда получаю пятерки. И вообще, в этом полугодии у меня по чешскому неплохой средний балл, так отчего мне иметь в свидетельстве тройку? Я все исправлю.

    Отец. Исправишь, жди. Я так полагаю, она всегда найдет способ испортить тебе свидетельство с отличием. Ей этого просто хочется. С ней каши не сваришь. Несколько лет назад ты не поступил бы после школы в гимназию по кадровым соображениям, а теперь тебе помешает какая-то баба. Не поможет даже переэкзаменовка перед комиссией. Они просто договорятся. Ворон ворону глаз не выклюет. (Снова упреки в адрес плохого окружения, которое как было плохим, так и останется.)

    Самое лучшее, что может произойти в подобной ситуации, — это то, что сын станет слушать такого папашу вполуха. Отец — своего рода часть семейного колорита. Нередко наперед известно, что папочка, что бы ему ни говорили, всегда найдет в этом что-нибудь плохое. В нашем примере приблизительно так и вышло. Не отец, а сын последовательно придерживался конструктивной позиции Взрослого.

    Однако далеко не всегда диалог развивается в этом направлении. Он может послужить тренингом для формулирования принципиально негативных жизненных версий. Наверное, каждый родитель, пребывая в расстроенных чувствах, грешил пышсозначенными упреками. Ради собственного жизненного удобства и ради будущего детей хорошо бы немного поосте — речься. Но не в том смысле, чтобы всюду, где бы мы ни находились, думать, какие мы несносные родители и какое ужасное будущее ждет в связи с этим наших бедных ребятишек. Попробуем действовать позитивно. Будучи любящими родителями, мы, конечно, переживаем беды своих чад как свое личное горе. Это факт. Но давайте вместо упреков (в адрес кого угодно — самих себя, наших детей, учителей и т. д.) поспешим (лучше всего не откладывая) чем-нибудь вознаградить себя за полученную душевную травму. В этом вы уже понимаете толк, раз дочитали до сих пор.

    Являясь родителями, вы волей-неволей контактируете не только со своими детьми, но еще и с окружающими. Иногда (возможно, даже чаще) эти люди обращаются к нам не за тем, чтобы похвалить нашего ребенка, а с противоположными целями. Само собой напрашивается описание того, как нелегко бывает договориться с учителями и что делать в таких случаях. Но мы уже столько раз выбирали школу в качестве модели, не всегда достойной восхищения, что, право же, с нее достаточно.

    А вот мужчины-дворника у нас еще не было. Предположим, что этот дворник, в соответствии со своими представлениями о долге и чести, содержит дом в образцовом порядке. Ваш же потомок — персона, которая постоянно строит ему преграды на этом пути, то есть превращает так хорошо выполненную им работу в напрасный труд. Это, конечно, не может нравиться дворнику. Чем отлавливать ваше шустрое дитя, он скорее предпочтет разобраться с вами. Каким образом вы можете отреагировать на жалобы дворника?

    Например, посредством контратаки со стороны своего внутреннего Родителя. Потомка вы в обиду не дадите. Дворники как раз и существуют для того, чтобы убирать, им за это платят. Если бы квартиросъемщики были чистоплотны, как ангелы, и, как ангелы, умели летать, то никто бы не топтал лестницу. Ежели он этого не понимает, пусть ищет себе другую работу. В вашем распоряжении две возможности:

    а. Блицкриг

    Дворник (звонит, как будто пожар случился; ?кдет пе дождется, когда ему откроют дверь). Пани Стегли — кова, у меня просто терпение лопается! У вашего Петра вечно грязная обувь! Он умудряется приносить грязь, даже если на дворе уж с месяц сухо…

    Мать (перебивает дворника). Пан Шпачек, вы что же, летать нам предлагаете?! Между прочим, вы здесь для того и находитесь, чтобы убирать! Мы достаточно платим за уборку! И ходить будем нормально! До свидания! (Захлопывает дверь перед носом дворника.)

    6. Позиционная война

    Дворник (нетерпеливо звонит).

    Мать (открывает двери). Добрый день!

    Дворник. Добрый день! Пани Стегликова, не обессудьте, что потревожил, но так дальше продолжаться не может. Ваш Петр вечно приводит сюда своих дружков, они черт знает что тут устраивают! Скажите на милость, кто все это должен убирать? Вчера они побывали здесь по меньшей мере трижды. Что вам сказать, лопату песка за ними вынес!

    Мать. Пан Шпачек, стоит ли так сердиться, ведь это дети, должны же они где-нибудь играть!

    Дворник. Вот только у вашего Петра какие-то странные игры. В доме есть и другие дети, но ни с одним из них не возникает таких проблем, как с вашим. Надо бы вам получше заниматься его воспитанием!

    Мать. Интересно, что у Петра возникают проблемы единственно с вами. Мне на него никто не жалуется, ни в доме, ни в школе. Проблема явно в вас самих. И, между прочим, еще вопрос, они ли тут бедокурят.

    Дворник. Знаете, пани Стегликова, не моя это проблема, что ваш сынок со своей командой каждый день бултыхается в какой-нибудь луже, а потом тащит всю грязь сюда. Причина в том, что вы ему слишком многое позволяете. Ну скажите, кто еще разрешил бы приводить к себе в дом пятерых посторонних мальчишек! Нет, другие родители такого бы не позволили! Ведь они и в квартире все вверх дном перевернут!

    Мать. Пан Шпачек, во-первых, это наша квартира. Во-вторых, дети здесь прилично играют. Согласитесь, что так оно еще и лучше, чем если бы они вечно носились где-то на улице. И вообще, вы тут находитесь именно для того, чтобы убирать, и я за это регулярно плачу.

    Дворник. Платите, платите. Но лишь за трех человек, а не за шайку хулиганов!

    Мать. Пан Шпачек, к чему эти оскорбления? Они нормальные дети, а никакая не шайка хулиганов. И особой грязи от них не видно. Просто вам не хочется убирать. Вам больше понравилось бы за так получать дворническую зарплату, живя в своей казенной квартире; просто наблюдать в окошко за тем, что делается на лестнице. Да уж, прекрасное отношение к работе.

    Дворник. Пани Стегликова, мне тут платят за то, чтобы я убирал за людьми, а не за поросятами!

    Если агрессивный вариант вам не нравится, можно попробовать и другой:

    в. Как это ужасно, не правда ли!

    Дворник (звонит, дверь открывается). Добрый день, пани Стегликова! Я опять по поводу вашего Петра. Просто кошмар какой-то, что эти мальчишки тут вытворяют!

    Мать. Да, пан Шпачек, иногда с детьми просто сладу нет. Но это дети — энергии у каждого на десятерых хватит, а ответственности как у половинки взрослого, если не меньше.

    Дворник. Вам-то что! А мне этот бардак, который они устраивают, убирать! И если бы дело было только в Петре, ну, принес ребенок грязь, с кем не бывает — однако их тут как мух, так и шныряют туда-сюда!

    Мать. Не принимайте это близко к сердцу, я со своей стороны тоже усилия приложу. Впрочем, вы ведь все равно моете эту лестницу.

    Дворник. Да, однако не будь этой ватаги сообщников Петра, достаточно было бы одного раза в неделю, а так я намываю лестницу почти каждый день.

    Мать. Просто ужасно, что творят эти дети. Знаете, сколько раз я одергивала ребят, но все напрасно, их не приструнишь. Не пороть же мальчишек, в самом деле? В конце концов вы тоже могли бы погонять их своей шваброй, но не делаете этого, потому что деликатничаете.

    Дворник. Почему это я их не гоняю, еще как гоняю, когда замечу!

    Мать. Вот видите, и у вас ничего не получается. С этими детьми — просто кошмар! Но, такой уж это телячий возраст. Иногда я этого Петра просто убить рада!

    Двор н и к. Ия тоже!

    Мать. Как я вас понимаю.

    Если сетования абстрактного характера по поводу мировых проблем не ваш стиль, можете попробовать следующий подход:

    г. Дворник прав, что же дальше!

    Дворник. Пани Стегликова, ваш Петр со своими дружками опять здесь насвинячили! Утром все вымыл, а после обеда хоть заново начинай.

    Мать. Могу себе представить. С Петра грязь так и капала, когда он явился домой. Но что поделаешь?

    Дворник. Что поделаешь?! Вам виднее, как поступать в таких случаях со своим ребенком. Я не могу постоянно заниматься уборкой!

    М а т ь. Я это понимаю и думаю, что бы такое предпринять.

    Дворник. Пока вы думаете, что предпринять, ваш юный отпрыск превращает дом в хлев! Давай, мол, дворник, убирай, за это тебе платят!

    М а т ь. Я с вами согласна. А что, если вам сразу же сообщать мне, когда это будет происходить? Я дам Петру ведерко с тряпкой, и пусть сам за собой убирает.

    Дворник. Если бы они устраивали этот кавардак, когда вы дома! Но они расходятся пуще всего, как только приходят из школы. Никто, знаете ли, за ними не приглядывает. Кошки нет — мышам раздолье!

    М а т ь. Ну да, пока я на работе, тут, конечно, от меня проку мало. А знаете что, я возьму и накажу Петру: если, мол, запачкаешь лестницу и дворник скажет, чтоб ты ее вымыл, так и сделай. А впрочем, и говорить ничего не нужно; что вам сто раз повторять одно и то же — просто принесите ему ведро.

    Дворник. Он еще должен меня послушаться!

    Мать. Послушается. А если нет, скажите об этом мне. Я уж с ним разберусь.

    д. Дворник неправ, что тогда!

    Дворник. Пани Стегликова, если б вы только знали, что опять натворил ваш Петр со своими приятелями! Это какой-то бедлам! Ужасные мальчишки!

    Мать. Вы правы, иногда они устраивают тут беспорядок.

    Дворник. Если бы ваш сын не шкодничал, не было бы здесь никакого беспорядка. Сегодня мне дважды пришлось мыть лестницу.

    Мать. Я знаю, как хорошо вы заботитесь о доме.

    Дворник. Забочусь, говорите, а что я имею за эту заботу? Платите вы за троих, а ваш Петр тут до вечера носится с десятью посторонними грязнулями. Видели бы вы их башмаки! Почему я должен за ними убирать?!

    Мать. Вы правы, мы платим за троих.

    Дворник. А грязи от вас как от роты!

    Мать. Знаете что, пан Шпачек. Давайте с вами условимся. Если вы застанете этих мальчишек в тот момент, когда они творят здесь это свинство, то идите прямо ко мне, и я с ними по-своему разберусь. Пусть ребята вымоют за собой сами.

    Дворник. Ну да, станут они тут грязь разводить, ежели вы дома! Они тогда развивают бурную деятельность, когда из школы приходят. Нагрянут сюда, знаете ли, прямо после уроков, да по дороге ни одной лужи не пропустят! А топают-то, а ревут — ну прямо стадо слонов!

    Мать. Если вы застанете их на месте преступления, а меня, допустим, дома не будет, они потом все равно не смогут отпереться.

    Дворник. Это что же, по милости вашего сынка я целый день должен караулить, когда они учинят здесь беспорядок?

    Мать. А что другое вы можете предложить? Если мы хотим, чтобы они этого больше не делали или, точнее, чтобы убирали за собой, надо их уличить. Это ведь в ваших интересах, разве не так?

    Дворник. В моих. Но это точно ваш мальчик с дружками тут бедокурит!

    Мать. Может быть. Но согласитесь, что мы не знаем наверняка, кто это делает.

    Дворник. Не знаем, не знаем! Кто же еще может это делать?

    Мать. Тогда представьте себе ситуацию, будто мы заставили этих мальчиков все это вымыть, а потом выясняется, что они не имеют к этому ни малейшего отношения. Вам бы такое понравилось, при вашей-то тяге к справедливости?

    Дворник. Но кто еще может это делать?

    М а т ь. Да кто угодно. Перед тем, как их учить уму-разуму, нам следовало бы во всем убедиться. Ведь вы сами говорите,

    что они грозно ревут. Стало быть, их нетрудно подкараулить, они подают четкий сигнал, мол, мы уже здесь.

    Дворник. Но кто, по-вашему, это делает?

    Мать. А помните, как мы постоянно ругались со Шмолка — ми по поводу того, что их пес мочится на лестнице? Хотя они и божились, что их маленькая собачка не в состоянии написать такую большую лужу. Все это мы принимали за отговорки. Ну а потом? Кто, как не вы, сцапали пани Цапову?

    Дворник. Цапова за это не в ответе, доктор сказал, что это типичный симптом альцгеймеровой болезни.

    М а т ь. Не в ответе, но в виноватых-то ходили Шмолки. Я помню, как вам это не нравилось. И мне в том числе, я тоже несколько раз им высказывалась.

    Дворник. Ну да.

    Мать. Так что, как только вы уличите мальчишек, или дайте им в руки ведро, пусть вымоют за собой, или скажите мне, и я с ними разберусь.

    Версии а и б представляли собой агрессивную защиту против критических выпадов дворника. Испуганный Ребенок спрятался за Родительской материнской юбкой, сама же Родительница бесстрашно встала на защиту. Она заявила: «Я не плохая, и мой потомок тоже. Не могу допустить того, что мои гены или мои методы воспитания принесли такие плоды» Продолжение истории или создание какой-либо иной версии мы отдаем на откуп воображению читателей. Наверняка мы с нами согласимся в том, что подобным путем проблемы не решишь, скорее даже взаимоотношения между Стегликовыми и дворником только ухудшатся. Иногда это получается быстро, иногда не очень. Но результат всегда один. Пани Стегликова перекладывает вину на дворника. Это он — тот плохой, кто с удовольствием не занимался бы работой, за которую ему платят; кроме того, он скандальный тип и терроризирует мальчишек. Пани Стегликова раздражена, дворник получил от порот поворот. Обоим есть на что сердиться долгое время. В расстроенных чувствах оба могут при случае разрядиться на п< поведях с соседями. Каждый будет воспринимать действия оппонента как клевету. И в доме создадутся все условия для многолетней позиционной войны.

    Третья версия в смотрится несколько лучше. Хотя проблема и не решена, однако взаимоотношения «квартиросъемщица дворник» развивались прекрасно, напоминая слаженный лу и па тему «Как это ужасно, не правда ли?». Дворник и пани

    Стегликова — люди достойные, они делают все, что в их силах, однако им нечего противопоставить несовершенству мира. Подходы гид отличает от прочих один существенный момент. Пани Стегликова не отвечает на критические выпады дворника, то есть селективно их игнорирует. Как будто он ничего плохого не говорит. Она последовательно придерживается решения проблемы. В первом случае она была уверена, что беспорядок — дело рук детей. Признала это и предложила выход из положения — такой, чтобы каждый убирал перед своим порогом и не вынуждал дворника делать то, за что ему действительно ничего не платят. В другом случае она не верила, что причиной беспорядка являются сын и его компания. Однако сочла допустимым предположить и обратное. Почему мальчишки не могли затоптать вымытую лестницу? Это может утверждать наверняка только тот, кто, к примеру, твердо знает, что сын уже две недели как отдыхает на каникулах в двухстах километрах от места жительства. Разговор в данном случае был непростым и продолжался по времени дольше. Но, собственно, пани Стегликова вела себя точно так же, как и в предыдущей версии: она согласилась со всем, что могла признать в речах дворника истинным. Несуразные же выпады в адрес своего потомка игнорировала, будто бы и не слышала их вовсе. Почему? Потому что пани Стегликова в версиях гид верит себе и любит себя, со всеми своими преходящими недостатками, а также недостатками своего ребенка. У нее нет причин для того, чтобы испытывать чувство вины, нет причин для самобичевания и, стало быть, для того, чтобы тотчас же обнаружить виноватого в другом человеке и заклеймить его. У нее нет причин играть в игру «я хорошая, почти идеальная, а изъяны ищите в себе самом».

    Из всего этого можно сделать ряд общих выводов. Хотя некоторые поучительные моменты и были отражены выше, однако повторение делу не повредит.

    1. Когда кто-либо обрушивается с критикой в ваш адрес, исходите из того, что критикующий не желает вас обидеть. Просто в данной ситуации он оказался в. безвыходном положении: его Ребенок злится, а его Родитель защищает своего Ребенка. Воспринимайте критические выпады как неартикули — рованное проявление страданий. Как плач младенца,

    2. Внимательно слушайте, что говорит вам другой человек. Игнорируйте то, что вам не нравится, в какой форме или в каком тоне он с вами разговаривает. А что, если он прав?

    3. Если он прав, примите это как должное. Можете извиниться. Если такого желания нет, вполне достаточно предложить выход из положения и реализовать его.

    4. Если вы не убеждены в правоте оппонента или почти уверены, что он не прав, вам ни к чему (во избежание вспышки конфликта) открыто заявлять об этом. Разумнее всего допустить, что оппонент может быть прав. Далее переосмыслите ситуацию. Речь идет не о новом решении проблемы, а об уяснении для себя, что, собственно, происходит, где же то «истинное» и каково оно. Сосредоточьтесь на этом и не упускайте из виду, пока не достигнете желаемого.

    5. Если на критику вы станете реагировать ответной критикой, пусть даже обоснованной, то тем самым вы только разозлите оппонента. А вам требуется его успокоить. Лучше всего это достигается посредством любезности и похвалы по поводу чего-либо такого, что заслуживает такой оценки. Критикующий злится чаще всего именно потому, что чувствует себя скверно. Он нуждается в том, чтобы его понянчили и погладили; тогда он успокоится.

    6. Вам вовсе не так плохо, чтобы тотчас же перебрасывать «горячую картофелину» чувства вины обратно, ибо вы не в силах ее удержать. Ведь вам известно, что вы порядочный человек, которому нечего опасаться. И вообще, почему бы не помочь страдающему? Лучше подуйте на эту брошенную картофелину, и она остынет.

    Внимание!



    Загрузка...


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы:

    Загрузка...