• Изнасилование и Библия

    Февраль 12, 2015 Нет комментариев

    Изнасилование и БиблияОписывая изнасилование, библейские авторы говорят о том, как мужчина захватывает (тапаш) женщину и заставляет (хезик) ее совокупиться с ним. Во Второзаконии сказано:

    Если кто-нибудь встретится с девицею не обрученною, и схватит [тапаш] ее и ляжет с нею, и застанут их; то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят сиклей серебра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил [инна] ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею [Втор. 22:28-29].

    Если же кто в поле встретится с отроковицею обрученною и, схватив [хезик] ее, ляжет с нею, то должно предать смерти только мужчину, лежавшего с нею; а отроковице ничего не делай; на отроковице нет преступления смертного. [Втор. 22:25-26].

    В обоих случаях мужчина использует физическую силу, чтобы преодолеть сопротивление женщины. Заметьте, что, если мужчина изнасиловал женщину в удаленной от населенных пунктов местности, вина лежит только на нем. Женщина признается жертвой. Если изнасилование происходило в городе, обоих забили бы камнями, потому что в этом случае женщина могла бы криками позвать на помощь. Если она этого не сделала, это означало, что она вступила в половой акт По собственному желанию (Втор. 22:2324). Мужчина, изнасиловавший обрученную женщину, как в городе, так и за его пределами, приговаривался к смерти, так как он посягал на женщину, принадлежащую другому мужчине. Изнасилованную в городе женщину тоже казнили, поскольку она позволила этому произойти.

    Первый закон предписывает насильнику уплатить свадебный выкуп отцу девушки. Отец получает зятя, а дочь — мужа (хоть и насильника). Эта процедура вполне укладывалась в иудейские представления не только о браке и семье, но и о справедливости. Поскольку обручение считалось равноценным браку, то женщина, изнасилованная в поле, могла все равно выйти замуж за своего жениха.

    Что при всем этом чувствовала женщина, библейских авторов не интересовало — они просто не пишут об этом. В любом случае к ней относятся как к собственности. Захват этой собственности был нарушением иудейского закона, за которым должно было последовать наказание. Если права на женщину пока еще находятся у ее отца, насильник платит свадебный выкуп; если она уже перешла во владение к жениху, насильника казнят.

    В Книге Бытия рассказывается о том, как необрезанный княжеский сын Сихем изнасиловал Дину, дочь Иакова и Лии. Сихем «увидел ее, и взял [лака] ее, и спал с нею, и сделал ей насилие [инна]» (Быт. З 4:2), после чего влюбился в нее и захотел на ней жениться. Его отец Еммор предложил Иакову свадебный выкуп, в соответствии с изложенным нами иудейским законом. Однако братья Дины решили восстановить поруганную честь семьи и устранить последствия серьезного сексуального оскорбления (небала), которое было нанесено всей общине. Они настояли на том, чтобы соплеменники Еммора (в том числе, конечно, и Сихем), обрезались, если уж они так хотят соединения семей. Те согласились, но в то время, как мужчины племени приходили в себя после болезненной операции, братья Дины перебили их всех, захватив заодно не только материальные богатства, но и жен своих врагов. Опять-таки ни о чувствах Дины, ни о чувствах похищенных женщин ничего не сказано.

    Когда жители Гивы захотели надругаться над посетившим их город левитом, он дал им свою наложницу, чтобы они могли удовлетворить свою похоть (Суд. 19). Она стала жертвой группового изнасилования (еврейское слово «алал» означает «дурное обращение» или «распутство»). Результатом этого опрометчивого поступка стала гражданская война, в ходе которой конфедерация израильских племен уничтожила всех, за исключением шестисот человек, членов колена Вениаминова, к которому принадлежали гивейские насильники. После этого израильтяне решили, что они переборщили. Им необходимо было решить, что делать с оставшимися шестью сотнями. Они поклялись Ягве, что никогда не будут отдавать своих дочерей замуж за сынов Вениаминовых; однако чуть позже им стало ясно, что, если оставшиеся шестьсот человек не найдут себе жен, колено Вениаминово исчезнет с лица земли. С другой стороны, израильтяне не могли нарушить данную Ягве клятву, чтобы Он не наказал их. Тогда они решили перехитрить Бога, соблюдая букву, а не дух клятвы. Они сообщили мужчинам из колена Вениаминова, что их дочери будут танцевать на ежегодном празднике в честь сбора винограда в Силоме, и предложили им похитить («хатаф»— «увести силой») их прямо из хоровода и сделать своими женами (Суд. 2021). Итак, групповое изнасилование перетекло в войну, а она, в свою очередь в массовое изнасилование.

    Сын Давида, Амнон, изнасиловал свою сводную сестру Фамарь. Желание настолько одолевало молодого царевича, что он по-настоящему заболел

    и воспользовался своим недомоганием, чтобы поймать молодую женщину в ловушку. Он через царя Давида попросил Фамарь приготовить еду и принести ему. Когда она сделала это, он схватил (хазек) ее со словами: «Ложись со мною, сестра моя» (2 Цар. 13:11). Она попыталась сопротивляться и сказала ему, чтобы он попросил Давида благословить их брак. Однако он отказался и «преодолел [хезак] ее, и изнасиловал [инна] ее, и лежал с нею» (13:14), после чего исполнился к ней презрения. Девушка лишилась сразу двух вещей: девственности, которая для древних израильтян была очень важна, и уважения со стороны брата. Вторая потеря была гораздо важнее (13:16). Она начала скорбеть и плакать, изодрав свои дорогие одежды, которые носили девушки в древнем Израиле, посыпав голову пеплом в знак своего горя. Несмотря на то, что Давид был разгневан поведением Амнона, он не предпринял никаких действий; однако брат Фамари, Авессалом, в конце концов, отомстил за инцестуозное изнасилование своей сестры, убив Амнона (13:28 и далее). В этом отрывке библейский автор, который, судя по всему, был очень чувствительным человеком, впервые говорит о том, что испытывает женщина. Однако история Фамари заканчивается на повествовании о ее скорби, которая была первой реакцией на происшедшее с ней. Никаких свидетельств о ее дальнейших чувствах нет. Смерть Амнона, по израильским представлениям, восстановила справедливость, однако боль, которую испытывала женщина, казалась автору недостойной того, чтобы о ней упоминать.

    Когда израильские солдаты в ходе войны захватывали город, они делали то же, что испокон веков делали все победители, — опустошали его. Помимо материальных богатств захватывались и женщины, которые в качестве трофеев становились рабынями в домах своих новых хозяев и, разумеется, служили для их сексуального удовлетворения. Действительно, установления Второзакония позволяют захватывать женщин и детей как добычу (Втор. 20:14), однако в книге Чисел (31:17-18) сказано, что оставлять в живых нужно только девственниц, пригодных для того, чтобы оставить их себе. Нетрудно догадаться, что запуганные женщины не имели иного выбора, кроме как отдаться захватчикам, которые становились их хозяевами.

    Трудно сказать, в какой степени библейское отношение к изнасилованию и его жертвам повлияло на современные представления. Ни законников, ни библейских авторов не интересовало состояние женщины и ее чувства. Для них имело значение лишь влияние изнасилования на статус или репутацию семьи, потеря девственности, за которую насильник должен был заплатить отцу девушки, а также справедливое наказание для насильника. Женщина была всего лишь предметом. Только в случае с Фамарью историк, который, скорее всего, был очевидцем всех этих событий, позволяет нам узнать о боли, которую испытала молодая женщина.

    Внимание!



    Загрузка...


    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцените статью первым!)
    Loading...Loading...

    Похожие материалы:

    Загрузка...